НАШ КАЛЕНДАРЬ

  • 21-22 апреля 2015

    Спектакь "Моя аномалия" на сцене Театра Наций (Москва). Начало в 20.00.

  • 5 апреля 2015

    Танцевальный конкурс самостоятельных работ студентов Dance Studio и школы Диалог Данс на арт-площадке СТАНЦИЯ.  Начало в 18.00, билеты: 300-285, 30-20-90.

  • 8-9 марта 2015

    Спектакль "Моя аномалия" на сцене Театра Наций (Москва). Начало в 20.00

  • 28 февраля -1 марта

    Спектакль "Потерянный рай" компании Диалог Данс на арт-плоащадке СТАНЦИЯ. Начало в 19.00, билеты: 300-295, 471-404.

посмотреть весь календарь

Наше пространство

   

Наша любимая музыка

Партнеры

Blog

Антон Флеров о спектакле "Потерянный рай"

Хедлайнеры современной российской хореографии компания «Диалог Данс» представила на арт-площадке «СТАНЦИЯ» в Костроме свой последний спектакль «Потерянный рай» (Pastime Paradise). Спектакль создан командой, которая обеспечила успех, наверное, самой известной продукции «диалогов» спектаклю «Мирлифлор» — композитором Давидом Монсо, хореографом Карин Понтьес и вновь воссоединившейся после перерыва четверкой исполнителей.


На самом деле между английской и русской версиями названия спектакля есть небольшой смысловой зазор. Pastime Paradise — это не обязательно рай потерянный, но лишь бывший, прошлый. Именно этот зазор позволяет «диалогам» вырулить с пессимистической упаднической ноты на что-то более приятное, милое и ностальгическое, грустное и одновременно лиричное. На историю про детство, про песочницу, про девочек и мальчиков.


Декоративный саунд, балансирующий между бессвязным чил-аутом и заводным диско битом, безликая серая спортивная униформа у исполнителей — лишь один «толстяк» в синих необязательно-спортивных трениках, — лаконичная сценография, построенная на акцентированных в световом пятне веревочных качелях, создают атмосферу какой-то кино-драмы про провинциальных подростков. Впрочем, спектакль не про драму и не про плохое. Спектакль, скорее, про воспоминания о тех драмах, о тех отношениях, о том времени вокруг качелей.


Создатели спектакля, как кажется, посвятили этим воспоминаниям достаточно продолжительный исследовательский период: хореография очень органично ложится на тела исполнителей, где один красивый и непоседливый с аляповатой пластикой, построенной на релизе, один толстый и неуклюжий, немного клоун (он главный персонаж этих самых качелей), и девушки — одна посильнее и потому поэротичнее, а другая помягче и поуютнее. Гендерные различия довольно условны, хореографически «снижены» — прием, характерный для «диалогов», что придает их спектаклям налет неопределенной эротичности. Двое в этой четверке босиком, двое в носках — и отношения между ними складываются то по принципу сходства, то по принципу различия.
Авторы «Рая» не фиксируют каких-либо эстетических и формальных пристрастий. Хореография эклектична и физически экспрессивна. Спектакль заявлен в жанре physical theatre. Впрочем, его театральность ограничивается лишь сюжетом и некоторой условной драматургией отношений. Хореография остается предельно абстрактной и мало соотносится с бытовым жестом и движением, что обычно является характерной чертой физического театра.


Впрочем, вряд ли авторы «Рая» ставили пред собой какие-либо эстетические или концептуальные задач, спектакль адресован не группке понимающих и интересующихся, а явно ориентируется на «неподготовленного» (что бы это ни значило) зрителя — и в этом отношении действительно ближе к драматическому театру, нежели к современному танцу. И публика «Станции» соответствует этому — девушки на каблуках и парни в бабочках, ни специальных танцевальных тел, ни привычных баулов под ногами.«Станция» в Костроме стала нормальной остановкой в культурном ландшафте, а не ритуальным местом сбора «для своих».


«Диалог Данс» поставили спектакль так, как будто бы они работают в контексте, где существует танцевальный мейнстрим, где танец не решает радикальных задач, где современная хореография является частью досуга, а не предметом культа, преданности и борьбы за выживание. В ситуации современного российского контемпорари это кажется неожиданным и даже радикальным. Как будто рай все еще продолжается.


Постоянная ссылка на статью http://oteatre.info/krylatye-kacheli/

  • 24.03.2015
  • Текст: Антон Флёров

Конкурс селфи от Dance Studio!

Dance Studio просто обожает конкурсы, и почему бы не устроить еще один? На улице отличная погода, которая, надеемся, влияет и на ваше (хорошее) настроение. Сегодня Dance Studio начинает конкурс на лучшую фотографию-селфи!
С 13 по 30 марта сделай селфи, убедись, что в кадре есть логотип DS (фото, рисунок, стикер, твое собственное творчество и т.д), будь оригинальным и креативным! Придумай что-то необычное, удиви всех! Выложи фотографию в своем аккаунте VK или Instagram, не забудь хэштеги #селфиконкурс_ds #dancestudiokostroma #dialoguedance #танцывкостроме
Победители получат приятные подарки, а главный приз - месяц обучения в Dance Studio по любому танцевальному направлению! Самые оригинальные кадры отметим специальными призами!
P.S. Если ты забыл, как выглядит наш лого, смотри сюда!


Эксперт "Золотой Маски" Наталия Курюмова о спектакле "Потерянный рай"

«Потерянный рай»: удовольствие от текста


Новая работа «Диалог Данс» (Кострома) - «Pastime Paradise» («Потерянный рай») cделана точно тем же составом, что «Mirliflor», принесший несомненный успех команде 4 года назад. Но пользоваться старыми рецептами не стали. Иван Естегнеев, Евгений Кулагин, Мария Качалкова и Татьяна Караванова в течение длительного времени, встречаясь, при первой возможности, с хореографом Карин Понтьес (Бельгия) создали спектакль про другое и по- другому. Нет, конечно, и здесь, и там – работа в пределах физического театра: поиск все новых возможностей «думающего» тела и телесных взаимодействий. И здесь, и там – поток висцеральной энергии, осмысленный и внятный. Поменялся даже не сюжет: он по сути, тот же – тысячи тончайших нюансов в отношениях между людьми (в данном случае – двумя мужчинами и двумя женщинами) раскрываемых исключительно телесной пластикой и мимикой. Сюжет наполнился новыми смыслами.


В «Mirliflor» демонстрировалась бесконечная сборка-разборка четырех тел, словно распадающихся на составные части и сжатых в границах замкнутого, тесного пространства. Официозно-казенные костюмы (темные пиджаки, юбки и брюки, туфли на каблуках у женщин) и невозмутимые лица-маски клерков, по которым лишь иногда пробегала рябь хищных взглядов и двусмысленных улыбок, придавала происходящему черты кошмарного кафкианского абсурда.

pastime paradise

 
Новый спектакль – он заявлялся, как спектакль о детстве – а приори более человечен. Летящая качель (главный смыслообразующий элемент спектакля) дает чувство воздуха и простора. У четырех обитателей этого спектакля есть не только онлайн-настоящее, но будущее (если «читать» их именно как познающих мир малых детей) или прошлое (если понимать их еще и как взрослых, остающихся в чем-то детьми или вспоминающих детство). В общем, к пространственному и временному добавляется и смысловой объем. «Рай», впрочем, больше фигура речи – отношения и самоидентификация в любом возрасте непросты и мучительны. Привязанность и горечь разлуки, эгоцентризм и страдание от непонимания, потрясающая радость встречи и одиночество, влечение и отталкивание. Все, что проживает человек, в любом возрасте превращает его жизнь то в рай, то в ад.

Как и прежде, в новом спектакле каждое движение, каждый жест – неповторимы и выстраданы в многочасовых репетициях-поисках точной фиксации смысла. Находки и обретения, филигранная уже не игра, не танец, но телесная практика каждого артиста. Процесс, где каждый выкладывает самое себя наружу через движение (и, через это, преодолевает собственные границы, меняется – думаю, никто не остался прежним от начала работы над спектаклем – к его премьере) бесценен. Благодаря ему каждый жест кажется порождением текущего момента. Все тело превращается в жест – от сгибания-разгибания большого пальца ноги до нарастающих – от нежности до исступления – прикосновений к телу другого. Немалую роль в ощущении живого процесса играет музыка: меланхоличные гитарные наигрыши David Monceau (Франция) чутко реагируют на динамику действия. Возникают те самые эффекты «присутствия» («Prasenz», «Presenсe») и «ре-театрализации» (преодоления границ жизни-искусства), что признаются исследователями как важнейшие качества нового театра. Театра, лишенного банальных эффектов, нарратива и прямолинейности.


При всем том, импровизации онлайн, на глазах у зрителя, пожалуй, нет. Она была бы катастрофична для спектакля, где каждое движение, поддержка, переплетение тел выверены с акробатической точностью: ведь каждый участник ежесекундно рискует своим телом. «Pastimeparadise» – это цельный, завершенный, выстраданный спектакль, с программируемым авторами, но неожиданным для публики результатом. Тот счастливый случай, когда многочисленные пробы и ошибки приводят к убедительному результату: финал наступает раньше, чем у зрителя исчерпывается удовольствие от погружения в «текст».


Наталия Курюмова, март 2015 г., Кострома-Екатеринбург

 1 2 3 >  Last ›